Mar. 16th, 2014

inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] larkin_donkey в В свете смысла
ПАРАБОЛА: Вы часто упоминали "дар", "талант" — как некое практически органическое знание внутренних интервалов, ритмов и так далее. Это правда, что гению дан этот дар от рождения. Гёте говорит, что дар внимания — та самая единственная вещь, отличающая гения от человеческого существа. Но есть ли метод, в котором я смогу практиковать развитие такой чувствительности и восприимчивости, чтобы говорить с тем видом свежести, которого сейчас так не хватает?

ВИЛЬЯМ СИГАЛ: Это подобно существованию некого центра, который способен оживлять, придавать яркость всем частям, находящимся в его окружении — центра, который освещает. Когда мы говорим и слушаем из этого центра, устанавливается некая связь, которая придаёт словам больше смысла. Прибавляется некая, до сих пор не использовавшаяся, энергия. Большиство людей говорит, как даже существует выражение, от верха своей головы — так и слова исходят от них механически — мёртвые слова. Остановка, момент интервала, несут с собой неожиданные энергии. При этом всё меняется, также как передаваемая при этом энергия приобретает совсем другое качество. Но это очень и очень непросто. Гораздо проще говорить от нашего знания, с его накопленным опытом и иммитацией других.

П: Может ли при этом требоваться мужественная позиция по отношению к неизвестности?

ВС: Да, риск всегда есть. В самом начале, когда человек лишь учится говорить из этого центра, он чувствует себя очень неуклюжим, как если бы вдруг лишился поддержки всего известного. Сохранять установленную связь с неизвестным, в то же время не теряя контакта со знанием своего аккумулированного опыта и образования — задача не такая простая. И всё же, чем больше человек будет жить от центра своего существа, тем с большей искренностью будет он говорить, тем больше нежданных ресурсов будет он в себе обнаруживать. Он может открыть в себе даже каналы выражения с совершенно новым материалом, которые сейчас надёжно перекрыты в нас. Он сумеет вынуть эту затычку и извлечь материал, до сих пор дремлющий без употребления. Комбинации выражений сольются вместе, создавая более оригинальный, более эффективный язык.


from “In Light of Meaning: An Interview with William Segal",
Parabola, 1995 [ перевод мой - AK ]
inthebalanceru: (Default)
на мое 9-летие бабушка с дедушкой подарили мне 2-хтомник крылова. прилежным внучеком тогда же прочитал я это от корки до корки, и это были отнюдь не только басни, но и "почта духов" и прочие странные сочинения. что из этого получилось - не знаю. впрочем тогда же мы всем двором нашим прочитали и швейка.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] wyradhe в Несчастный Менос, или Прощание славянки-1
Несчастный Менос, или Прощание славянки-1.

Иван Андреевич Крылов в молодости, с исхода 1780-х гг., был человеком антиекатерининской партии, возлагавшей надежды на наследника Павла Петровича. Партия была, как и большинство таких партий, сетью со связями гдеRead more... )
Большинство этих упреков в адрес российской жизни было совершенно справедливо, но обвинение во всем этом попустительной и развратительной императрицы и вообще весь идейный арсенал "павловской партии" в целом можно сравнить разве что с настроениями тех сановников, служащих и простолюдинов 1970-х годов, что скорбели о всеобщем разврате, вещизме, коррупции и расхлябанности, винили в этом потакательного и тлетворного разложенца Брежнева и желали возрождения СССР на основах истинно большевистской принципиальности, строгости, дисциплины и суровой борьбы за идейность-добронравие и против потребительства на всех уровнях. Все это можно называть младотокугавством - по аналогии с теми японцами, что хотели возрождать и обновлять гниющую токугавскую Японию 19 века на строгих конфуцианских основах, искони провозглашаемых в этой самой токугавской Японии как номинальный идеал.Read more... )

Однако в 1790 году все это не было так очевидно, а наблюдения за жизнью России снизу (а не с высоты престола, откуда и видно больше, и, главное, смотреть отдохновительнее и привольнее) могли привести человека в большую ярость и побудить его ухватиться за сколь угодно сильные прожекты оздоровления на началах строгого добронравия и взыскательной дисциплины. Крылов к этому как раз и пришел. О взглядах Крылова того времени (в 1790 ему исполнлся 21 год) см., напр., http://wyradhe.livejournal.com/21553.html . А по крепости эти взгляды были таковы, что в "Почте духов" (1789) Крылов совершенно серьезно, хоть и мельком, указывает, что правильно было бы Тимона Афинского за презрительные его демонстрации (хоть и лишь словесные и ненасильственные) в адрес основ общественного порядка и нравственности предать смерти: "Сей изверг человечества, о котором я говорил [Тимон], жил один в загородном своем доме близ города Афин, где не имел ни с кем больше знакомства, кроме одного только Алкивиада... Рассказывают, что в саду загородного его дома было несколько деревьев, на которых отчаянные люди оканчивали обыкновенно дни свои удавкою. Он, имея намерение вырубить сии деревья, дабы на том месте построить некоторое здание, пошел прежде в Афины, где созвал весь народ на большую площадь. Греки, пораженные необычайным сим созывом, бежали туда толпами; однакож весьма худо награждены были за свое любопытство. Тимон уведомил их, что он заблагорассудил через несколько дней срубить деревья, находящиеся у него в саду, и для того заблаговременно дает знать, буде кто иметь желание удавиться, то чтоб не теряли времени. После сей прекрасной и трогающей речи распустил он своих слушателей. По моему мнению, весьма бы хорошо сделали, если б сего красноречивого оратора убили они в ту ж минуту каменьями. Сих извергов человечества надлежит истреблять со всевозможною поспешностию, опасаясь, дабы яд пагубных их предрассудков не повредил людей, наклонных и без того более ко злу, нежели к добродетели. Каких следствий долженствовала ожидать Греция от учрежденной там цинической секты? Итак, когда нашлись столь глупые и столь безумные люди, кои при глазах целого народа не стыдились отправлять бесчиннейшие деяния [имеется в виду публичная мастурбация киников], то легко может также случиться, что соберется когда-нибудь скопище подобных Тимону бешеных людей, кои, объявя себя явно смертельными врагами человеческого рода, увещевать будут всякого с ними встречающегося, дабы он без дальнего размышления как возможно скорее удавился. Я думаю, ты согласишься со мною, мудрый и ученый Маликульмульк, что афиняне весьма бы благоразумно поступили, если бы они наказали смертию Тимона за дерзновенную его речь" (письмо 4).
Равным образом высказывает Крылов в "Почте" и ту мысль, что дам, выступающих в роли сводни (т.е. особы, подсылаемой кем-либо к девушке в качестве посредницы с целью склонения ее, девушки, уговорами к вступлению во внебрачную любовную связь с этим кем-либо) за одно за это - за то, что те силятся "хитрыми своими словами склонить к потерянию добродетели" целомудренных девушек - надлежало бы наказывать поркой розгами и пожизненным тюремным заключением (письмо 8).

Крылов стоял на периферии партии Павла Петровича, но действовал в журналах как ее партизан с присущим ему вообще совершенным бесстрашием и яростью - до того, что в той же "Почте духов" (письмо 45-е, содержащий его выпуск "Почты духов" был сдан в печать и напечатан до представления в цензуру летом 1789, затем попридержан издателем и, наконец, после выжидания сдан им в цензуру и доставлен подписчикам после ее беспрепятственного прохождения летом 1790) вывел принца (будто бы из Великих Моголов), который "был предназначен вышним провидением владычествовать над великим народом; но гнусная политика или, лучше сказать, подлое ласкательство сокрыло от тебя [этого принца] должности, присоединенные к сему достоинству. Между тем непредвидимый удар поспешил минутою твоего владычества; ты восходишь теперь на родительский престол... Уверяют, что ты ищешь истину. Итак, видно, ты не хочешь умножать число тех высокомерных государей, которые во время царствования своего были только знаменитыми злодеями, а предпочтеннее пред оным желаешь быть постановлен между малым числом государей добродетельных".

Всякий мог применить это к Павлу, которого Крылов и имел в виду; "непредвидимый удар" в этом применении мог означать только низвержение Екатерины в пользу Павла, желание какового переворота здесь и выражает Крылов.

О иных выходках того же рода см. по вышеприведенной ссылке http://wyradhe.livejournal.com/21553.html .

***

Весной 1790 г., в период очередного накала своих угроз в адрес России, Фридрих-Вильгельм II у себя в Берлине ждал (явно по каким-то известиям от партии Павла) скорейшего переворота в России в пользу Павла (тайно и дружественно сносившегося с ним и тогда, и далее); но был разочарован прусским агентом в России Хюттлем, писавшим ему, что Павел ненадежен, непостоянен и слаб, и рассчитывать на него нечего.

В начале 1790-х гг. Екатерина, выбравшись из трясины турецкой войны и избавившись от угрозы воевать разом с Турцией, Швецией, Пруссией, Англией, Польшей и Голландией (а всем этим пруссаки и грозили), основательно разогнала партию Павла Петровича. Досталось и малым, и великим - но очень по-разному. Новиков, причастный к организации связи партии Павла с Пруссией, получил летом 1792 приговор к 15-летнему заключению в крепости (под разными предлогами, не идущими к делу -оглашать истинные причины было невозможно). Репнин был в 1791 г. обойден фельдмаршальским чином и более при Екатерине не получал командования над сколько-нибудь важными силами (а частью и вовсе оставался без должности). Крылова и его друга и соратника по журнальной деятельности Клушина императрица лично вызвала к себе осенью 1793 года (порознь), и каждому обстоятельно пояснила, что лучше им не издавать более журналов, а взять от нее деньги и поехать на эти деньги за границу в официальную командировку-отпуск по усовершенствованию образования. Клушин взял, поблагодарил одой (исход 1793) и, кажется, уехал. Крылов отказался и на рубеже 1793/94 гг. тоже уехал - в провинцию, на свои, и перебивался потом то на хлебах знакомца своего по "партии Павла", гвардейца Татищева, то карточной игрой, то невесть как (1794-1796).Read more... )

Тем не менее, вскоре после того, как воцарился Павел Петрович (осень 1796), у Крылова еще неRead more... )

Но между ними ничего не срослось. Крылов посмотрел на начало правления Павла - и оно ему до такой степени не понравилось, что он исчез с горизонта снова, а всю младотокугавскую идеологию наведения дисциплины, строгости и честного добронравия, вкупе с самим Павлом и его практикой, подверг злейшему издевательствуRead more... )

Как происходило это исчезновение с горизонта - в точности неведомо. Известен только пунктир. После любезной аудиенции у Павла ни за какие должности он не зацепился, к журналистской деятельности не вернулся. Вскоре его в Павловске представили Марье Федоровне - жене Павла, императрице - и он ознаменовал сие представление тем, что наклонившись поцеловать ей руку, как бы случайно чихнул ей на руку  и представил это как конфузнейшую оплошность (впоследствии он об этом рассказывал "с добродушным юмором"  как об одном из примеров той самой своей легендарной неуклюжести-неаккуратности-лености, о которой он первый всем сам и говорил). Это самый ранний в его биографии пример стратегииRead more... )

А с литературой он (как установил М.А.Гордин, размотавший и многое из вышеизложенного) решил тогда же распрощаться навсегда - но не молча, а издав некое последнее свое произведение. Подпись под публикацией стояла "Нави Волырк" (Иван Крылов навыворот), тем самым Крылов давал читателю понять, что и читать и понимать этот текст надо "навыворот". Это была маленькая якобы элегия в прозе под названием "Несчастный Менос, или пример сыновней любви к матерям. (перевод с италиянского)", напечатанная в июне 1797 в московском журнальчике "Приятное и полезное препровождение времени", 1797 (ч. XIII, с. 358—362). Текст ( http://rvb.ru/18vek/krylov/02comm/016.htm ) приведем и тут:

Уже солнце взошло на горизонт; взору поселянина представлялись отвсюду зеленеющиеся луга и рощи; несчастный Менос не ведает великой потери! Солнце ударяет лучами своими в его храмину, но он покоится беспечно. Наступает Read more... )


Это и был последний привет Крылова (как он тогда считал) литературе и общественному служению.

Пояснения и заключение след.

Литература: М.Гордин, Я. Гордин. Театр Ивана Крылова; М.Гордин. Жизнь Ивана Крылова, или Опасный лентяй, ч.1; В.Коровин. Поэт и мудрец; Вера Проскурина. Крылов и Екатерина II // НЛО 2000, 45; Г.В. Вернадский.  Русское Масонство в царствование Екатерины II. Пг., 1917; Bronisław Dembiński. Polska na przełomie,  1913, p. 421, 561.not.56 [об ожиданиях Фридриха-Вильгельма II касательно смены власти в России и донесениях Хюттля; этот сюжет изложен по указ. месту Дембинского Г.В..Вернадским и вслед за ним В.С. Лопатиным, биографом Потемкина, но изложен неточно: в их изложении получается, что по донесениям Хюттля прусский король и ждал перемены власти, а Хюттль, напротив, писал, что Павел Петрович надежд не подает, и у Дембинского-то все это отражено].

Profile

inthebalanceru: (Default)
inthebalanceru

November 2014

S M T W T F S
      1
2345678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 12:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios