inthebalanceru: (Default)
[personal profile] inthebalanceru
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nkbokov в 200 лет - Огюст Клесенже 22 10 1814 Auguste Clésinger - 200 ans
"Пигмалион" XIX века
  
    
Тот, первый Пигмалион, был царем Кипра и чуждался женщин, однако мысль о них была ему не противна. Он взялся за резец и изваял женскую фигурку из слоновой кости. Из бивня, заметим (и добавим: бивень чем-то напоминает ребро…) И влюбился в изображение, – в собственное, так сказать, продолжение. Афродита вдохнула жизнь в статуэтку, тронутая мольбами художника. Ее назвали Галатеей. У счастливых супругов родилась дочь Пафос.

Вот какова сила искусства ваяния! Библия к нему относится с осторожностью, оно производит подчас идолов, отвлекающих человека от Бога.
  «Скульптура, самое реальное и самое абстрактное из всех искусств, а равно и самое благородное, дарующее форме – вечность (в человеческих, разумеется, пределах), – собирает – как и поэзия, ваятельница идеи, – многочисленных и горячих приверженцев даже в наше время паровых машин и материальных забот», – писал Теофиль Готье в обзоре выставки «Салон 1847».
  Самое большое – и горячее – внимание в статье уделено 33-летнему скульптору Огюсту Клесенже (Clésinger) и его мраморной «Женщине, ужаленной змеей».


Жан-Батист (Огюст) Клесенже. Женщина, ужаленная змеей. Мрамор, 1847. Музей Орсэ, Париж


  Критик и романист пишет: «Давно скульптура не давала столь оригинального произведения. В яркой современной красоте этой фигуры нет «античности»; никакой Венере или Флоре не обязана своими руками или ногами эта статуя, точнее, женщина; ибо она не мрамор, а плоть; она не изваяна, – она живет, она чувствует бегущую по телу судорогу! Не обман ли зрения? Ой, она пошевелилась! Кажется, положи руку на это белое и мягкое тело – и почувствуешь не холод камня, а тепло бытия!»
   Еще бы. Известно имя этой Галатеи, перевернувшей античный сюжет, – ибо ей обязан скульптор своим успехом. С ее «живота, груди, бедер был сделан слепок», – свидетельствует критик Манц, – повторенный затем в мраморе. Ее звали Аполлони Сабатье, ей 25 лет, она хозяйка светского салона, где ее величают по общему уговору Президентшей. За ней ухаживают Флобер, Готье...

И Бодлер. Его долгое тайное ухаживание и недолгая связь с Аполлони отмечены несколькими стихотворениями в «Цветах зла»: XLII Que diras tu ce soir…, LVII Où tu te dresseras, statue émerveillée… и другими.

Неподалеку от «Ужаленной» на выставке Салон 1847 находился «Портрет Мадам ***», чье имя не раскрыто в обзоре Готье («Говорят, что бюст «Мадам ***» очень похож. Счастливая женщина!»), но публика осведомлена превосходно, – гораздо лучше в то время, чем теперь, когда она читает в музее Орсэ табличку «Мадам Сабатье». Фамилия ей не говорит ничего.


Клесенже. Мадам Сабатье (Портрет Мадам ***) Мрамор, 1847

  Успех «Ужаленной» велик и скандален, настолько, что скульптор начал его гасить. Первоначальное название – «Мечта любви, или Сладострастие» – изменено. Добавлена бронзовая змея, чтобы новое название оправдать и намекнуть на исторический сюжет – например, с Клеопатрой.
  «Педантичная душа спросит: что же выражала скульптура до прибавления змеи? – пишет Готье. – Мы не будем на этот счет многословны. Скажем, например, что в женщину выстрелил Эрос золотою стрелой, каких много у него в колчане, коих боятся сами бессмертные боги, – и она извивается от боли невидимой раны!»
  Впервые искусство изобразило пик плотского наслаждения – и вынуждено маскировать академическими привязками. Ведь прошлому позволено больше, чем настоящему буржуазной Франции середины XIX века.
  Впрочем, и Огюстом скульптор назвал себя сам, по метрикам он Жан-Батист.
  Теофиль Готье – его продвигатель. Художник Гюстав Курбе – друг. И соратник в деле модернизации классицизма. Подчас даже исходная натура их параллельных произведений одна и та же: «Обнаженная лежащая» Курбе повторяет позу «Ужаленной», «Вакханки» того и другого – сестры. И именно Курбе спустя почти 20 лет, в 1866-м напишет «Происхождение мира», картину, которую некоторые считают родоначальницей порнографии. Она останется в подполье более века, три года пробудет в Москве и вернется в 1948-м в Будапешт, чтобы, наконец, оказаться в начале 90-х в музее Орсэ. И опять исчезать в долгих выставочных турне…
  Древние не без причины так осторожны с чувственностью, пытаясь ее придержать, усмирить, запретить, загнать в спальню с потушенными огнями (верующий еврей, например, должен исполнять супружеский долг в темноте… Маргарита Юрсенар пишет о своей бабке и ее муже, живших в конце XIX столетия: «Думаю, они никогда не видели друг друга нагими»…) Ибо оборотная сторона беспредельного наслаждения – жестокость.
  Материалы для ваяния дороги, труд скульптора медлен. Если художники еще сводили концы с концами в 19 веке, то скульпторы без заказов и госзакупок существовать не могли. Обычна практика – показать на выставке сначала гипсовый вариант и лишь затем, получив приз или заказ, повторить его в мраморе.


      Клесенже. Автопортрет. Мрамор, 1847. Музей романтической жизни, Париж


 
Клесенже. Портрет Жорж Занд. Мрамор, 1847. Музей романтической жизни, Париж

     И вот Клесенже знаменит. В том же 1847-м он предложил Жорж Занд вылепить бюсты ее и Соланж, дочери. Три месяца спустя позирование привело к женитьбе ваятеля на юной девушке. Очарованная, она разорвала помолвку с солидным претендентом. Обремененный долгами скульптор надеялся на приданое, но в действительности оно оказалось меньше, чем в его воображении; как, впрочем, и само состояние знаменитой тещи, – уверяют сторонники писательницы. Он предложил... заложить ее родовое поместье Ноан и заплатить его долги. Занд оскорбилась. Произошла жуткая ссора.

  «Сцены, заставившие меня выставить – нет, выбросить – их из дома, не поддаются описанию, да никто и не поверит. В двух словах: едва друг другу не перерезали глотки, мой зять замахнулся молотком на Мориса [сына Занд] и убил бы его, если б я не встала между ними, ударив зятя по лицу и получив от него в ответ удар кулаком в грудь», – писала Жорж Занд в июле 1847-го.
  Молодые разошлись в 1855 году. Клесенже заподозрил (если не просто обвинил), что ребенок – дочь Жанна, Нини, – не от него, судился, не хотел, чтобы девочка досталась теще, и та, помещенная в приют, заболела и умерла. Французский суд далек от мудрости Соломонова суда, и ребенок стал жертвой этой тяжелой тупой машины. Бабушка, глубоко привязанная к внучке, до смерти не оправилась от раны утраты. Соланж, душевно искалеченная происшедшим, вела после развода беспорядочную жизнь.
  Слух о том, что «Ужаленная» изготовлена по слепкам с живой натуры, был опасен для репутации Клесенже. Тогда этот быстрый способ практиковался ремесленниками-виртуозами. Стремясь отвести от себя подозрения, Клесенже выставляет в Салоне 1948 «Вакханку», очень похожую на «Ужаленную», но чуть большую натуральной величины. Мастерство скульптора подтверждено. «Вакханка» приносит ему медаль 1 класса и орден Почетного легиона, он начинает приближаться к властным кругам, что, в конце концов, повредит его артистическому темпераменту и репутации в обществе, весьма революционно настроенном в то время.

Клесенже. Вакханка. Мрамор, 1848. Petit Palais, Париж.

  Вместе с Курбе его называют в наши дни основателем реализма.

«Клесенжe разрешил эту задачу – достичь красоты без всякого жеманства, напыщенности, манерности, с головой и телом, принадлежащими нашему времени, в которых всякий узнает свою любовницу, если она так же красива, – писал Готье в знаменитом обзоре. – Раздевая свою модель, он не позаботился снять с ее руки браслет, модный в этом году, – толстую цепь, запертую на замочек в виде сердечка».
  Однако слава Клесенже, в отличие от Курбе, померкла. "Неоантичность" его скульптур затмило трансформативное искусство Родена и столь многих.


      Клесенже. Вакханка (фрагмент)

     С 1856 года он подолгу жил в Риме, зарабатывая писанием пейзажей. Там он познакомился с Гюставом Моро и стал приближаться к символистам. Одна из его римских скульптур хранится в музее города Мулена (деп. Алье): на черепе в царской короне сидит сова, на цоколе написано одно слово
rien (ничто). А начиналось со змеи и с судороги наслаждения…

Клесенже. Ничто. (Отливка Барбедьена. Фото из интернета)
                                                                                              ***

  Его последние годы связаны с Каролиной Курьер, «женщиной больших пропорций», прозванной Берт де Курьер или еще «Бертой большие ноги» (по аналогии с королевой Бертой Большая Нога, супругой Пепина Короткого). Она позировала Клесенже для «Марианны», а также для колоссальной статуи Республики на Всемирной выставке 1878. Скульптор объявил ее в завещании наследницей. Спустя три года она встретила Реми де Гурмона, и началась еще одна страница истории – теперь уже французской литературы.
Клесенже вернулся к сюжету «Ужаленной» незадолго до смерти. И какой энергией и обновленной силой дышит эти работы! Словно воскрешенный в нем эрос молодой Аполлони Сабатье, Президентши, оживил и вдохновил самого Пигмалиона… (Как не вспомнить, хотя бы в скобках, расцвет в сходных обстоятельствах другого мастера и в другом искусстве, – я имею в виду композитора Яначека!)

                                                                                    ***

  Посетители музея Орсэ не увидят на «Ужаленной» бронзовую змею, о которой писал Готье. Большинство о том и не слышало, а для подтверждения названия всем вполне достаточно мраморной змейки на левой руке. Так и я ею довольствовался, пока не прочитал обзора Готье и не увидел, что это – браслет, а не жалящая змея.
  Экскурсоводы не сумели ответить. Для таких случаев есть в музее отдел консультаций, где на всякий экспонат ведется дело и где полки заставлены толстыми коробками-папками. Чем знаменитей художник, чем дальше простирается его полка.



Браслет в виде змеи на левой руке "Ужаленной"

  Что может быть интереснее, чем присутствовать в совещании эрудитов, тем более виртуальном, без их ведома? Ветхие листки 19 века, пожелтевшие 30 годов, новенькие – из-под современного принтера.
  Итак, прежде всего: выставленная скульптура в музее Орсэ куплена Лувром в 1931 году у княгини Галицыной (Galitsine), урожденной графини де Граммон, за 45 тыс. франков. Опускаю цепочку последовательных владельцев скульптуры, – иначе придется заняться и ими. Начало выглядит так: произведение заказал скульптору Клесенже франко-бельгийский финансист Альфред Моссельман. Натурщицей должна была послужить его любовница Аполлони Сабатье, женщина-кумир того времени, о которой говорилось выше. Причем финансист настаивал на слепках с чудесных частей тела, дабы получить как бы мраморного двойника. Слепки в то время практиковались мастерами для быстроты выполнения заказов, но подобный метод осуждался хорошим вкусом.
  Аполлони не хотела подвергнуться болезненной процедуре. Некоторые исследователи считают, что до финансиста она была любовницей Клесенже, и это на основании строк в письме Шопена к своим близким. Понятен ужас прекрасной женщины: те самые руки, ее ласкавшие, накладывают теперь тяжелый слой холодного гипса! Немыслимо, невозможно… Но она покорилась желанию финансиста.
  Как мы уже знаем, скульптура сначала называлась «Сладострастие» или «Мечта любви». Она была переименована в «Женщину, ужаленную змеей», чтобы намекнуть на какую-нибудь «Клеопатру» и тем самым отвести в прошлое упрек в аморализме. Была добавлена бронзовая змея. Где же она?
  Оказывается, не я первый недоумевал. Вопрос стоял с 1931 года, когда Лувр приобрел произведение. Доносится эхо разговоров конца 19 века: куда же делась змея? Сложилась гипотеза, постепенно принявшая вид факта, что существовали две версии скульптуры, и одна из них – с бронзовой змеей – утрачена, а вторая – авторская копия – теперь в Лувре.


...бронзовая змея обвивала щиколотку прекрасной женщины!

Тайну сию раскрыл правнучатый племянник Аполлони, Тьери Саватье (фамилия успела поменять б на в), живущий в Триесте. Он написал подробнейшее письмо главной хранительнице музея Орсэ Анне Пенжо, крупнейшей специалистке по французской скульптуре 19 века (таких дам в средневековых надписях называют весьма могущественными) о своем открытии, полученном с помощью простого старинного метода: он внимательно читал периодику тех лет. Не забираясь слишком далеко, в
Journal des Artistes от 28.3.1847 он в 2001 году нашел заметку самого издателя, A.H.Delaunay, о салоне 1847 и его же подробное описание скульптуры Клесенже. Секрет прост: браслет в виде змеи сработан в мраморе изначально, а позднее бронзовая змея обвила щиколотку прекрасной женщины! Успокоив жюри, она, однако, исказила замысел, превратив судорогу наслаждения (последнее содрогание, по Пушкину) в судорогу смерти. Когда выставочные страсти улеглись, скульптор убрал змейку, но новое название, «Ужаленная», осталось, отныне мотивированное в глазах зрителей змеей-браслетом.

Вспыльчивый и эгоцентричный Клесенже навлек на себя немало бедствий, житейских и финансовых. Правда, не без основания он возбудил дело против Барбедьена, фабриканта уменьшенных бронзовых копий «Ужаленной» и других скульптур, отлитых небрежно – и тем вредящих репутации мастера. Скульптор этот суд проиграл.

Клесенже – одна из вершин искусства ваяния 19 века, и именно в мраморе. Уже в 20 годах века следующего мастерство резца клонится к упадку, резко уменьшается число профессионалов и вообще работающих с камнем. И сам подход, изменившись, способствует тому: скульптура стала абстрактной, индивидуальной и своевольной. Уже никому не придет в голову размышлять, точен ли образ, созданный, скажем, Генри Муром или Цадкиным: они не связаны и не ограничены ничем, кроме своего «я так вижу». Их скульптуры ни на что не похожи.
  А Клесенже еще обложен и опутан правилами и условностями. Нужна не сопоставимая с ваятелями 20 века сила личности и таланта, чтобы достигнуть свободы выражения, преодолеть сопротивление материала – и какого! – камня, хотя, конечно, мрамор не очень-то камень… Камень тяжел и инертен, а мрамор колок и нежен.

***

Огюсту Клесенже не повезло. Он родился в 1814 году, в год смерти маркиза де Сада, и последний перетянул: музей Орсэ сейчас отмечает 200-летие кончины маркиза-эротомана, по имени которого особая склонность рода человеческого названа садизмом.

Употребляемость сей этикетки – садизм – в наше время смело соперничает с такими, как ленинизм, сталинизм (и их дополняет), но этот термин шире, он обнаруживает глубинные позывы человека и связывает в одно понятие секс, жестокость и наслаждение. Феномен существует, вопрос лишь об удельном весе садистского в человеке. Как и всё, эта склонность в разных людях достигает разной конентрации, – от позволительного удовольствия, доставленного злой шуткой, до безумия сериального насильника и убийцы, от которого – холод в спине и волосы дыбом.

На выставке де Сада местечко для Клесенже нашлось: из соседнего зала доставлена «Женщина, ужаленная змеей» (1847), принесшая мастеру скандал и славу. В каталоге снимку скульптуры отведен разворот (все-таки юбилей), но сопроводительная заметка поверхностна и неточна.
       Сотни произведений скульптора (и художника) разбросаны по многим странам. Его работа "Меланхолия" (мрамор, 1846)
до 1917 года находилась в Эрмитаже, СПб (см. Alexander Estignard. Clésinger. Sa vie, ses oeuvres. Paris, 1900)

Клесенже. Пьета (фрагмент). Церковь Сен-Сюльпис, Париж

                        
Скульптуры Клесенже в Люксембургском саду


Клесенже. Флобер




Клесенже. Луиза Савойская, регентша Франции (1476-1531). Мрамор, 1847



Клесенже и Пер-Лашез


Клесенже. Надгробный памятник Шопена. Мрамор, 1849. Пер-Лашез


Могила Клесенже. Пер-Лашез
Мастер приготовил для нее надгробие "Скорбящая Электра".
Его судьба неизвестна.

Profile

inthebalanceru: (Default)
inthebalanceru

November 2014

S M T W T F S
      1
2345678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 04:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios