inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] wyradhe в Еще стихи Клочкова
как всегда у этого автора следует читать комментарии тоже

Еще стихи Клочкова
(и выше, и здесь - по публикациям в сборниках стихов востоковедов 2005 - "О Востоке, о любви", 2007 - "Свое чужое", 2009 г. - "Три времени")

Шульженко пусть в окно поет...
херню поет, а сердце плачет
(Клочков, Сентябрь // Три времени. С.41)

Прощальный сонет

Не надо ругани. Не надо и печали.
Ты, детка, главное, конечно, не сердись.
С тобой мы вместе были, вместе разошлись.
Подумаешь, дела! Мы и не то видали.

Мы славно зиму провели. Мы не скучали.
Утри глаза и мне, как прежде, улыбнись.
Ну что ты плачешь всё. Пожалуйста, уймись.
Ну, брось! Не в церкви же с тобою нас венчали.

Давай с тобой из школы вспомним что-нибудь.
Ну, ерунду какую, что-нибудь про это:
- Болван, ты гражданином, главное, не будь!

Еще того главней - не будь, дурак, поэтом.
- Ну, помнишь? Главное, запомнить не забудь:
не каждая любовь кончается сонетом.

1999
([Авторское примечание:] Мой покойный друг С.Б. Чернецов сказал на это: "Я набил бы морду твоему лирическому герою". Получился всё-таки, значит, стишок).

***

Ходжа Насреддин

И.М. Стеблин-Каменскому

Пылит веселая дорога,
мне сладок привкус этой пыли.
Вершины дальнего отрога
качнулись и за мной поплыли.

Накрыта бирюзовым блюдом
равнины выцветшей жаровня.
Кишит дорога разным людом:
бок о бок ровня и неровня.

Купцы и нищие, калеки,
солдаты, продавцы скотины,
паломники к святыням Мекки
и древней благостной Медины.

Глухой мулла из Самарканда,
что едет с нами до Дамаска,
и два менялы из Коканда
с руками, крашеными краской.

Скрипит-кряхтит арба с посудой,
бренчат кобылы сбруей медной,
бредут чванливые верблюды
и семенит мой ослик бедный.

Везут разбойника на плаху,
пешком шагает дервиш скромный.
Я возношу хвалу Аллаху
за то, что мир такой огромный.

***

Г.П.

Твой дальний образ, дальний свет
меня во снах моих тревожит.
Нас разделяет столько лет,
и каждый год так больно прожит.

И с каждым годом дальше ты,
и с каждой ночью образ ярче,
и все несбыточней мечты,
все неотступнее и жарче.

Я - не о встрече. Лишь о том,
чтоб ты по-прежнему мне снилась,
и эта память о былом
не стерлась и не изменилась.

Когда в преддверии конца
дохнет декабрьская стужа,
дай очерк твоего лица
увидеть в пене белых кружев.

***

[Нижеследующее стихотворение опубликовано автором в 2007 г. в старой орфографии. Привожу его в новой. Кому доводилось говорить с дамами того времени и тех самых пирушек - тот знает, что отзывались они и об этих пирушках, и об И.С. и его товарищах в том духе, что теперь таких людей нет.

Все ли читатели этого текста знают сегодня, что значило сдавать бутылки от употребленной огненной воды, чтобы приобрести на вырученные средства новые порции пива? Сейчас даже соотношение цен этого не позволяет].

Утреничное прибавление к «Письму о пользе Стекла», писанному 1752 года Михайлою Васильевичем Ломоносовым к Высокопревосходительному генералу порутчику, действительному Е.И.В. камергеру, Московского университета куратору и орденов Белого Орла, Святого Александра Невского и Святой Анны кавалеру, Ивану Ивановичу Шувалову.

Неправо о вещах те думают, Шувалов,
которые Стекло чтут ниже Минералов.
Пою перед тобой стеклянный я сосуд,
жестянки пошлые другие пусть сосут.
Что нам Америка? Америка отстала, —
не знать о функции Стекла как капитала!!
В Америке живут, мы чаем, простаки:
не золота у них, а пластика куски.
Да что же, с простаков не может быть и спросов,
досадно, что про то не вспомнил Ломоносов.
(Исполнен слабостьми наш краткий в мире век:
порой в забывчивость впадает человек).
Но я огрех его немедленно исправлю,
достоинство Стекла во всей красе представлю.

Сады, гульбы, пиры и всё, что есть прекрасно,
осталось ввечеру. Настало утро ясно.
В дому сплошной разор. Геройских бледность лиц...
И денег ни гроша. О, ужас без границ!
Вы, верно, скажете: «Такого не бывало!»
В истории тому примеров есть немало.
Так вот, Шувалов мой, бессильны в ранний час
и злато-серебро, и жемчуг, и алмаз:
ломбард еще закрыт. Нигде кредита нету.
Что делать? Или где теперь искать по свету?
Едва в окне зажглась Авроры полоса,
в квартере слышны стон и хмуры голоса:
— «Ах, выпили вчера мы весь припас напрасно.
О коль несносна жизнь! Позорище ужасно!»
Но ужасу тому последовал конец:
спасение нашел алхимик и мудрец.
Бутылки со стола незапно он сгребает,
в чудесну торбу их с заклятьями ввергает.
Тот, кто из золота дерзает делать медь,
запас немалый должен фокусов иметь.
Все поняли его: сей тащит из чулана,
тот катит шпагою штук пять из-под дивана;
работа всюду закипела, гомон, крик, —
суму, рюкзак, мешок в один собрали миг.
И сразу тишина, как будто на параде.
И дамы тоже тут, стоят в ночном наряде.
Нет скромности у них - без них какой совет?
А ведь раскроют рот и насмешат весь свет.
Потачку дай им - и пойдут трещать трещотки,
что волос долгий, мол, да ум зато короткий.
— «Давай на уголок», — алхимик тут изрек,
и самый молодой послушно в путь потек,
хотя его еще порядочно мотало.
Дойти до уголка, однакож, сил достало.
А там стоит киоск, по-нашему ларёк;
хозяин странный в нём, всё больше — «бар» да «йок».
Волненье молодца, Шувалов, Вы поймете,
когда хозяина он спрашивал: «Берете?»
Мрачнее тучи тот бывает поутру,
но всё ж ответствовал под нос себе: «Бэру».
С души и с плеч юнца тяжёлый груз свалился,
печальный лик его мгновенно просветлился.
В пустые ящики бутылки мещет он
с веселым стуком, счастьем окрылен.
И оба счет ведут: «Тринадцать»... «Пийсать восим.
Брать будишь шьто?» — «А то! Сейчас на все попросим».
Назад летит пострел, окончив дельный торг.
Полна его сума. Вот праздник! Вот восторг!
— Не дар ли мы в Стекле божественный имеем?
А вслух о том сказать мы в обществе не смеем, —
так думает гонец. Его, он знает, честь
и слава дома ждут, когда он бросит: «ЕСТЬ!»
О, как же весь народ душой возвеселился,
когда наш Ганимед с добычей воротился!
Изобразить то мог единый Апеллес.
Гонца превознесли превыше всех небес;
и от похвал его горели рдяно уши:
толь падки до хвалы неопытные души!
Неблагодарен свет: Герой тотчас забыт,
и всякий о своем радеет и шумит.
— «Из чистого Стекла мы пьем вино и пиво.
Как емкость всем оно давным-давно не диво.
Я ж прямо из Стекла вам выжал сей нектар.
Вот тайна каббалы: Т(овар) — Д(еньги) — Т(овар)», —
алхимик держит речь. И все ему внимают.
А дамы между тем в столовой накрывают.
Зовут. Вошли гурьбой и зрят перед собой...
Нет, это описать пусть пробует другой.
Уж в горнице совсем светло;
из Сткла в прозрачное Стекло,
из тени в свет перетекая,
струя струится золотая
в стаканы тонкого Стекла,
шипя, и в глотки потекла
живая влага, орошая
иссохший разум, воскрешая
и души грешны заодно,
скорей до дна, да где же дно?
Дна нет! Есть бездна... неба! Рая!
И дух парит, орлом ширяя,
и открываются ему такие дали,
каких и в праздничных-то снах не все видали...

А не было б Стекла, на что бы пива взяли?

Ну что, Шувалов, возрази. Весьма обяжешь.
Молчишь? Вот то-то и оно. Чего тут скажешь?

***

Андрей Желябов. Из цикла «Первое марта».

В Петербурге я стал бы нигилистом. Ф. Ницше
Есть же, которые никто ничего не боятся. В. В.Розанов
Все вечно и живо... В. В. Розанов

«Попасться глупо так в дрянном отеле!
В душе вскипает ярости волна,
досада поднимается со дна —
совсем чуть-чуть не долететь до цели.
Еще бы два-три дня — и что хотели...
Исполнил бы. А вот теперь стена.
Тюрьма... Уже веревка сплетена,
и спилены для виселицы ели.
Об этом даже вспоминать неловко:
шутили всё, что будто бы веревка
на шее оставляет грубый шрам...
А всё же и ЕМУ петля готова:
Перовская махнет платком сурово —
и грянет гулкий взрыв...»
— И встанет Храм!

[значение эпиграфа выясняется только в самом конце: "есть же люди, которые никто ничего не боятся" - это к убитому относится еще больше, чем к казненным за его убийство. Жаль, что пока - или навсегда - недоступен весь цикл].

***

Как вырастаешь из игрушек,
и юность - высшая награда
за твой отказ от погремушек, —
так понимаешь, что не надо
ни благ, ни книг. Вещей обуза
гнетет. И поборов сомненье,
спешишь избавиться от груза —
дотла раздать свое именье.
В презрении к земному праху
не знаешь меры и предела,
и как последнюю рубаху,
с плеч духа сбрасываешь тело.
inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] avmalgin в Парщиков
Снимок экрана 2014-05-24 в 1.56.13

Сегодня исполнилось бы 60 лет моему другу Алексею Парщикову. Но уже пять лет, как его нет. Это был подлинный, настоящий поэт и хороший человек. Не могу вспомнить, кто нас познакомил. Скорей всего, Андрей Андреевич Вознесенский, тоже, увы, покойный. Все восьмидесятые годы мы тесно дружили. Это был замечательный круг талантливых молодых людей - Парщиков, Еременко, Нина Искренко, Жданов, Юра Арабов, Витя Коркия, многие другие, менее известные, может быть, но очень одаренные люди. Увы, безгласные тогда - советская власть не только не желала их издавать, но еще зачем-то и пакостила при каждом удобном случае. Пригов еще, но он был постарше.

Мне довелось быть организатором нескольких вечеров, где основным участником был Парщиков. Каждый раз что-то происходило нехорошее. Во время одного вечера, который я вел в театре на Таганке - прямо со служебной стоянки непостижимым образом угнали мою машину. Потом был варварски отмененный вечер в ЦДРИ.

cdri

Вообще этот вечер я готовил с огромной кровью. Для начала, чтобы убедить довольно косное руководство клуба, я тряс у них перед носом удостоверением "Литгазеты", потом надо было совместить всех участников в одном месте (у каждого ж свои планы), с каждым обсудить его часть программы, чтобы как-то все связать, потом надо было организовать доставку и расстановку на сцене гигантских холстов Шерстюка, ну и соответственно пригласить правильную публику типа А.А.Вознесенского, зарубежных корреспондентов и т.д. Однако за час до начала, когда мы все уже находились внутри, а публика начала съезжаться, из соседнего дома (то есть с Лубянки) пришел к директору ЦДРИ человек с полномочиями и вечер тут же отменили "по техническим причинам". ЦДРИ закрыли полностью, включая ресторан, на дверях так и написали "По техническим причинам клуб сегодня закрыт". Лучше бы они этого не делали. Потому что толпа, которую не пускали внутрь, постепенно запрудила всю Пушечную улицу, и когда из дверей появился Гребенщиков и сел в такси, люди подняли его - вместе с машиной - и на руках какое-то время эту машину буквально несли. При этом звучали самые что ни на есть антисоветские лозунги. Парщиков, глядя на это дело, тогда мне тихо сказал: "Все, на этом наши карьеры закончились".

А через неделю состоялся апрельский пленум ЦК КПСС, на котором Горбачев объявил гласность и перестройку.

Стали издавать молодых, прогрессивных. Но Парщикова этот ветер перемен практически не коснулся. Он не писал про политику, ни словом в своих текстах не обидел советскую власть, но советская власть как не издавала его до перестройки, так и в перестройку не торопилась. Она его просто не понимала.

Парщиков писал такие масштабные, тяжелые, величественные стихи. Я его тексты воспринимал, ну не знаю, как Державинские оды, что ли. Но, в отличие от Державина, у Парщикова в стихах были скрытые смыслы, целые пласты, вскрывать которые - один за другим - было очень интересно. У него там то бушевали стихии, то вдруг он увеличивал какого-нибудь кузнечика до размеров циклопа и препарировал его, потом снова гром, молния, разверзание небес. Это были стихи, прямо скажем, на любителя. Кстати, читал он их сам не очень хорошо.

Парщиков отвез меня в Киев. Ни до, ни после я в Киеве больше не был, но те четыре дня запомнил отчетливо. Экскурсоводом по городу был Алексей. Оказывается, он закончил Киевскую сельхозакадемию (кто бы мог подумать). Он знал, что показать, и с кем познакомить. Незабываемая поездка.

Когда у нас родилась дочь, Алексей с Олей Свибловой отдавали нам, по мере вырастания их сына Тимофея, его вещи. Все мы были небогаты, да и в магазинах было пусто. А Ольга иногда ездила по своим искусствоведческим делам в Финляндию, и привозила оттуда для детей одежду.

В 1988 году я отмечал у себя дома свое тридцатилетие. В числе гостей был Евгений Александрович Евтушенко, приехавший с молодой женой Машей. Не помню деталей, но Парщиков как-то неосторожно себя повел, как-то слишком долго уединялся с Машей то на балконе, то на кухне, и у классика произошла вспышка ревности. Был скандал, после которого Алексей выглядел точно таким же растерянным, как тогда у дверей ЦДРИ. Вроде бы ничего дурного не замышлял, а попал под каток. Как обычно.

Вообще лихость и застенчивость как-то странно в нем сочетались, сменяя друг друга постоянно.

Потом был его развод и отъезд в Америку, где, говорят, он был нищ. Откладывая в месяц по доллару, он сумел купить себе велосипед, после чего велосипед немедленно украли. Потом я однажды гостил в Швейцарии у писателя Гальперина. Он мне сказал, что где-то неподалеку живет Парщиков. Мы ему позвонили и позвали, но у того не нашлось достаточно денег на электричку. Когда я поселился на Ленинградке, я вдруг столкнулся с Парщиковым в нашем дворе, он на какое-то время приехал в Москву и поселился в соседнем доме, окно в окно, бывают же такие совпадения. Приходя с работы, я шел на кухню, выглядывал в окно и почти всякий раз видел Парщикова, склоненного за работой в ярко освещенном окне. Пару раз с помощью жестов я привлекал его внимание, и он заходил ко мне выпить алкогольных напитков.

Перед самым моим отъездом в Италию мы встретились на каком-то литературном вечере в Москве. Он был болен, его было трудно узнать. Он был весь перекошенный, прохрипел, что это не инсульт, как может показаться, а результат неудачной операции. Мне показалось, что он был настолько рад встрече, что почти заплакал.

Обменялись новыми номерами телефонов.

И ни разу ими не воспользовались.
inthebalanceru: (Default)
мне это может не нравиться, но из истории факты выпадают и сами - отбрасывать это не дело.
http://www.novayagazeta.ru/arts/63113.html
Корреспондент «Новой газеты» поговорил с режиссером, вдовой Летова Натальей Чумаковой, о комсомольцах перестройки, диких панках и эксперименте по освобождению разума.
— Да можно что угодно подложить, все работает. Из фанатских самопальных клипов мне больше нравится «Свобода» — под нее подложили хронику Марвина Химейера. Это был такой американский сварщик, которого притесняли большие компании. Он сел в бульдозер и пошел громить все вокруг. Кучу всего разрушил, ну и сам погиб, разумеется. Вот такие вещи Егора всегда вдохновляли, потому что это восстание человека против системы, против несвободы. Это ему, кстати, в Америке очень нравилось: люди настолько свободны, что могут на такое пойти.
inthebalanceru: (Default)
"радикально" здесь ни при чем. и порадикальнее проходит.
этот поворот темы разрешен только в качестве частного мнения. сми за такой поворот мысли могут прикрыть. думать в этом направлении даже мягко нельзя.
то из той же оперы, когда мне в конце беседы в конторе посоветовыали не читать маркса, который не во всех вызывает правильных ход мыслей.

продемонстрированный здесь тобой ход мыслей враждебен системе больше, чем почти все прочее мыслимое.

дело не в остроте, хотя текст не без этого, а в направлении. страшное для системы предложение "быть самим собой" и помнить, что все силы нужны для этого и только для этого.
ведь в таком случае для системы не остается ни места ни почвы - останется только подмести крошки и смыть нагаженное.

быть самим собой - это действие. быть поэтом своей жизни

Оригинал взят у [livejournal.com profile] samarzev в Слишком радикальное даже для "Русской фабулы"

ЛАЗЕР ВМЕСТО БИОХИМИИ


Полемизировать с агиткой "Биохимия предательства" телекиллера Семина, показанную в прайм-тайме олимпийского 17 февраля, бессмысленно, как начинать русский бунт. Проигрышным является и подетальное обсмеивание - не имея воли, нахрапа и святой убежденности наследственного чекиста "история была, есть и будет нашей" рассчитывать не на что. На кого рассчитан юмор с аллюзиями? На ваших единомышленников, друзей, подготовленных, чутких, активных - им ничего не надо втюхивать, им требуется единственное: аккумуляция энергии в лазерный пучок, им нужно единение, не вождизм, но все-таки дирижирование, а без харизмы заниматься этим гораздо вреднее для дела. Потому что хватит упирать на "дураков" и на "дороги", корень проблемы в том, что слово УЖЕ считается делом, то есть, после оглашения намерений можно идти спать.
Словоцентричность - наша кощеева игла. 90% словаря заранее окрашено эмоционально. Скажи:"ПРЕДАТЕЛЬ"! - и приговор приведен в исполнение. А ведь есть другие слова, мягче: ОТСТУПНИК, ОТРЕЧЕНЕЦ. Николай II отрекся - он предатель? Империя официально исчезла и часть генералов пошли служить "красным" (хрен бы "красные" без них удержались, кстати) - кого предали генералы? Вопросы интересные, но все идет к тому, что скоро само задавание их может стать фактом "предательство". Наше безволие, мямление, подсчет шансов "мести Путина за Майдан" и "насколько будут "доверчены гаечки" ровно к этому и приведут, мы сами все за Кремль расчертим и подметем крошки от попкорна, которым уже запаслись уважаемые политологи, наблюдая за перемещениями в стае "неуважаемых".

Так вот, о предательстве. Кто является объектом гнусного действа? Советский Союз. А что есть Советский Союз по сути? Эксперимент, проект, предавший российскую историю, вытолкнувший миллионы в эмиграцию, включивший на всю катушку социальную инженерию с "лишенцами", "эксплуататорскими классами", прочим "сбродом" - нет нужды дайджетировать "Архипелаг ГУЛАГ". Одного лишь уничтожения "красными" крестьян хватило бы на священную войну против этого монстра. И победа "над немцем" это перекрыть никак не может. БОльшим злом нацизм действительно был, но был злом кратким, погибнув, он унавозил почву мутировавшего чекизма. Разорвать этих пусть не близнецов, но все-таки сводных братьев, уже не выйдет. Вместо пропалывания "до корней, до сердцевины" всего ядовитого поля, была принесена заместительная жертва - лубянский монумент Феликса. Кастрация советского режима офлайн оставила паразитирующим на нем углеводородозависимым рантье фантомные боли. Вернуть-то монумент в "родную точку" не проблема - продавить они способны любое решение - однако, властные над пространством, время за хвост и Бога за бороду не ухватят. Миг этот для новой России межевой - если, конечно, состоится новая страна. Ее шансы пока что - будем честны - колеблются в районе "околоноля" (или - допустимой погрешности). Нам сложнее, чем послевоенным немцам, их раздавили, Россия же в лице Советского Союза съела самое себя, осталось еще одной заместительной жертвой уничтожить Советский Союз. На эту роль единственная кандидатура - та ветвь, тот кластер, те "свободные радикалы" русской истории, которые имманентно, в зародыше уже содержали чекизм советского проекта и его нынешние миазмы.

Пять лет - с начала гайдаровской терапии до вторых выборов Ельцина я провел в Кельне. Из беседы с Вольфгангом Казаком, который выучил русский в плену, создав затем энциклопедию нашей неподцензурной литературы за весь ХХ век, из других встреч, из всего их "модуса вивенди" я вынес едва ли не самое для себя важное: немцам ИСТОРИЮ отсекли - по крайней мере то, что вело к нацизму (ксенофобские жилы там были) , возможно, задело и здоровые ткани, но страна к своей насильственной операции относится серьезно до сих пор - они своей истории боятся (интеллектуалы боятся точно, а людей "простых" пропаганда больше не инфицирует). И мне было страшно, страшно было вообразить, как подобную "вычистку" перенесли бы русские, никогда не переживавшие серьезных тотальных поражений, во всяком случае, пять-шесть столетий.

И еще я внутренне вздрагивал, видя на кельнской пешеходной улице - аналоге нашего Арбата - среди сувенирных стоек с разной мелочевкой наивно размалеванные открытки нацистской поры. Да, память никуда не денешь, острота отказа миновала, все мы ностальгируем, все мы люди, но аура некоторого табу от этих милых фрау и юношей в чем-то полувоенном исходила.

Положим ли мы свое табу на снимки "победителей", оставив им узенькую нишу, извинительную, стыдливую, за которую не преследуют, но устраивать шабаши 9 мая и 23 февраля любого масштаба станет ли рискованно и неприлично, вплоть до прямой статьи?

Рядом с ужасом отказа от "победобесия", от сакрального трепета перед "органами", отказа полного, сознательного, со всеми возможными эксцессами для закостенелых или неокрепших умов, на изысканную и не очень блевотину госканалов (а других каналов уже и нет) многие бы, скорее,  сдались, как на привычное, терпимое, свое, в конце концов, зло. А многие уже и сдались безо всякого "бы" - результат на экранах.
Только вот "опухоль" приближается к неоперабельной стадии. На "положительную" биохимию, на рассасывание, на эволюцию надеяться поздно. Средоточие этой опухоли - Советский Союз, "наследник всех своих родных" в истории российской и русской, ее "радиационной" части, с неизвестным периодом полураспада. В нее и должна ударить лазерная пушка.

inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] q_iber в post

Содержание очередного альманаха "Графит" выложено на портале Мегалит. Есть там и мой скромный вклад. Выкладываю его и здесь, с некоторыми исправлениями. Ради удобства разбил его на две части. В первой - реконструкция русского перевода трёх элегий Овидия. Переводчик Кирияк Кондратович. Переведено четверть тысячелетия назад. Мой любимый перевод овидиевых элегий, рекомендую горячо и настоятельно.

Во второй части - моё эссе о Кирияке Кондратовиче и некоторых обстоятельствах его биографии, связанных с волго-уральским регионом, - Самарой, в частности, - и, как мне кажется, с содержанием переведённых элегий.

Часть первая


Вместо предисловия

Представляя читателю поэта, публикатор обычно начинает с вех в биографии. Здесь немного другой случай. Тексты, которые я прошу прочесть в первую очередь, ждали читателя четверть тысячелетия. Они устали ждать. А если вам всё же нужен образ автора, то автор вот он: обмакивает птичье перо в чернильницу, медленно пишет. Сразу набело, он человек небогатый, права на порчу бумаги нет. Строки выходят готовыми сразу из головы.

ПУБЛИЯ ОВИДИЯ НАЗОНА
ЭЛЕГИИ

Read more... )
inthebalanceru: (Default)
http://litrossia.ru/2013/44/08430.html

Дмитрию Антоновичу Сухареву:

«…Дмитрий Антонович, в письме к А.Ч. Вы упоминаете имя Александра Петровича Межирова… Я не берусь читать между строк, но не могу удержаться, чтобы не рассказать именно Вам об одном невероятнейшем случае, о котором я в своё время рассказала только одному человеку – и то только потому, что надо было выплеснуть потрясение, а с тех пор – никому.

Одно время, здесь в Англии, я занималась телефонными переводами. Это такая синекура, когда ты сидишь дома, а тебе идут звонки – со всего мира, самые непредсказуемые: от спасения тонущих в море кораблей до «ваша жена не проснулась после наркоза, мы очень сожалеем»….

Одновременно на линии сидят десятки русских переводчиков. Шанс прямого попадания – один на не знаю сколько тысяч. Но на то оно и прямое попадание, чтобы иногда срабатывать.

Снимаю трубку, на линии Нью-Йоркский госпиталь: у нас русскоговорящий пациент, нам нужно задать ему несколько вопросов. Начали с дежурных вопросов:

– Ваше имя?

– Александр

– Фамилия?

– Межиров…

Я теряю дар речи – как русской, так и английской.

– Простите, – говорю, – Вы Александр ПЕТРОВИЧ Межиров?

– Да, да, – говорит, – Александр Петрович…

Ощущение нереальности происходящего. Вместо того, чтобы переводить вопрос «Ваше вероисповедание?», спрашиваю:

– Вы тот А.П. Межиров, который «Артиллерия бьёт по своим?»

– Да, да, это я…

А потом, по ходу разговора:

– Вот чего они меня все бросили? Хорошо бы, если бы Женя Евтушенко ко мне заехал, а то ведь он и не знает, что я здесь…

Естественно, что через секунду после этого разговора я уже набирала номер ЕАЕ, но это уже совершенно другая история…».

inthebalanceru: (Default)
отсюда
http://www.colta.ru/articles/literature/907?fb_action_ids=541501189266908

Вы защищаете хорошую вещь, он защищает плохую вещь. Вы, как бы сказать, враги. Но как вы себе представляете торжество справедливости?» Он говорит: «Как?» Я говорю: «В конце концов торжество справедливости сведется к чему: к той же самой даче и к тем же этим самым…» То есть материальные оформления справедливости и несправедливости — они абсолютно идентичны, не правда ли?
inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tervby в Есть ли основания сомневаться в авторстве стихотворения "Прощай, немытая Россия"
Возвращаясь к литературоведческой проблематике. Попался в инете характерный пример применения метода передёргиваний и натяжек в литературоведении.

Сергей Сокуров «Немытая Россия» и автор фальшивки: Читайте подлинного Лермонтова!
http://www.russkie.org/index.php?module=fullitem&id=23470

Мои комментарии:

///Не известны ни черновик, ни лермонтовский автограф.///

Можно добавить, что согласно "Лермонтовской энциклопедии": "Неизвестны доныне ок. 100 автографов стихотворений Лермонтова (прибл. четвертая часть их общего числа), среди них: "Нищий", "Умирающий гладиатор", "Бородино" , "Ветка Палестины", "Дары Терека", "Воздушный корабль", "Завещание", "Из под таинственной холодной полумаски" (...) Из поэм утрачены автографы полного текста "Сашки", а также автографы "Моряка", "Хаджи Абрека", "Монго", "Песня про... купца Калашникова", "Тамбовской казначейши", последней ред. "Демона". Погибли многие письма, к-рые Лермонтов посылал с Кавказа моск. и петерб. друзьям" (ст. "Рукописи Лермонтова"). А то можно подумать, что лермонтовский архив безупречно сохранился и только одного "Прощай, немытая Россия" почему-то не найдено.

Read more... )

Конечно, самое интересное не многочисленные натяжки автора, а вопрос: написал ли Лермонтов это стихотворение?
Да, оно было опубликовано авторитетными историками.
Но подтверждается ли авторство Лермонтова анализом текста?

Н. Сапрыгина сделала структурный анализ стихотворения и обнаружила приёмы, характерные для Лермонтова.

1. Синтаксический параллелизм в полустишиях "Страна рабов, страна господ" и в строках "И вы, мундиры голубые / И ты, им преданный народ".

У Лермонтова параллелизм встречается часто: Что ищет он в краю далёком? / Что кинул он в краю родном?..; Под ним струя светлей лазури, / Над ним луч солнца золотой…; В них слёзы разлуки, в них трепет свиданья; Не пылит дорога, не дрожат листы.

У Лермонтова строка делится на полустишия буквально «на каждом шагу». Ни твой привет, ни твой укор; Но песнь – всё песнь, а жизнь – всё жизнь; Слуга царю, отец солдатам; Звучал булат, картечь визжала; Укор невежд, укор людей; Не с благодарностью иль покаянием; Где ты росла, где ты цвела, Каких холмов, какой долины; Душой дитя, судьбой монах; И верится, и плачется и т. д.
В стихотворении «Тучи» на 12 строчек приходятся три интересующие нас формы: Степью лазурною, цепью жемчужною; Зависть ли тайная, злоба ль открытая; Вечно холодные, вечно свободные.

Таким образом, у Лермонтова синтаксически параллельные полустишия становятся особенностью идиостиля.


2. Там же антонимия полустиший:

Полустишия Лермонтова часто антонимичны (привет – укор, дитя – монах, тайная – открытая, родина – изгнание и т. д.). Антонимичные полустишия – черта лермонтовского идиостиля. Антиномии обусловлены романтическим мировоззрением поэта, чётко различающим добро и зло. Вторая строка содержит антонимическое противопоставление (рабов – господ).


От себя добавлю, что антонимическое противопоставление рабов и хозяев у Лермонтова встречается постоянно: "ни раб, ни властелин" (Тростник), "раб иль властелин" (Моряк), "И перед властию -- презренные рабы" (Дума), "раб пред владыкой" (Перчатка) "я твой раб, твой господин!.." (Цыганы), "Да, счастие подобно всем рабам, Услужливо к чужим лишь господам" (Маскарад).
А, вот, в выложенных в Сети стихах Минаева этой антонимии нет.
http://az.lib.ru/m/minaew_d_d/text_0050.shtml

Лермонтовым часто употребляема метафора "стены гор": "Полувоздушною стеною Нагие тянутся хребты" (Моряк). "И ровны, прямы, как стена, По берегам темнеют горы" (Черкесская песня), "Вдали тянулись розовой стеной, Прощаясь с солнцем, горы снеговые" (Аул Бастунджи), "Стеной умели так высоко Громады скал нагромоздить" (Вид гор из степей Козлова), "синелись зубчатою стеной горы" (Герой нашего времени), "утесы синее и страшнее, и наконец они, казалось, сходились непроницаемою стеной" (Герой нашего времени).
У Минаева этой метафоры нет.

Нет у Минаева слова "немытый", не самого обычного для поэтического языка. Согласно, "Национальному корпусу русского языка" слово "немытый" употреблено в семи стихотворениях 19 века. По одному употреблению у Случевского, Никитина, Ашхарумова и Языкова, и три употребления у Лермонтова. Лермонтов, помимо "Прощай, немытая Россия", употребил его в поэмах "Монго" и "Тамбовская казначейша".

Нет у Минаева и форм глагола "сокрыться". У Лермонтова формы этого глагола встречаются 20 раз (Лермонтовская энциклопедия. Частотный словарь языка М. Ю. Лермонтова), в частности, "И тайна юного Селима, Чуждаясь уст, ланит, очей, От любопытных, как от змей, В груди сокрылась невредима!", "От глаз его сокроется ручей", "Года унылой чередой От нас невидимо сокрылись". "От глаз его сокроется" ("Аул Бастунджи") и "Сокроюсь... от их... глаза" ("Прощай, немытая Россия"), - почти самоцитата. Известно, что "Некоторые образы и стихи из «Аула Бастунджи» Лермонтов позднее использовал в других произведениях: «Хаджи Абреке», «Демоне», «Мцыри». Возможная версия, что строчку из "Аула Бастунджи" заимствовал не сам Лермонтов, а неизвестный фальсификатор, опровергается тем фактом, что часть поэмы со строками "От глаз его сокроется" была опубликована только в 1883 году, т. е. позднее "Немытой России".


И что касается сомнения: можно ли любить немытую Россию... И можно, и нужно: без любви не будет воли и терпения её "мыть".

ПС. Интересный отзыв о публикации стихотворения в "Русском архиве" дал В. Г. Короленко (дневниковая запись от 7.11.1890).

В «Русском архиве» напечатано неизданное стихотворение М. Ю. Лермонтова следующего весьма современного содержания:

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ!
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Я скроюсь от твоих пашей!
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Ярко и сильно. Лермонтов умел чувствовать, как свободный человек, умел и изображать эти чувства.
В наше время — это уже анахронизм, этого уже не бывает! . . Теперь уже и за стеной Кавказа от всевидящих глаз не скроешься!


Остаётся пожелать и защитникам России от Лермонтова научиться чувствовать себя свободными людьми.
inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nandzed в Язык как сетевая структура
В 2001 году была сконструирована сеть для английского языка, в которой узлами являются слова. Два узла связаны между собой связью в том случае, если оба соответствующих этим узлам слова могут появиться в осмысленном предложении. Было обнаружена, что такая сеть, содержащая 440902 слова, обладает всеми свойствами безмасштабных сетей. Свойство «тесного мира» в такой сети проявляется в том, что переход от одного слову к любому другому можно совершить не более чем через три слова. Аналогичные исследования были проведены для немецкого, чешского, румынского и других языков и их сетевые свойства оказались очень близкими для сети английского языка.
inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nandzed в Близкое мне с детства. Высказывание как способ понимания
Абрахам Пайс сидел в Принстоне рядом с Бором на коллоквиуме по изомерам. Некто делал доклад, который все сильнее не нравился Бору: настолько, что он даже шепнул Пайсу в ухо: «Все неправильно!» И уже стал подниматься, чтоб возразить. Но вдруг беспомощно опустился обратно в кресло и обратил к Пайсу растерянное лицо: «А что такое изомер?» Пайс предваряет этот эпизод замечанием, что «сила Бора заключалась в поражающей интуиции и проникновенности мысли, а вовсе не в тотальной учености».

Read more... )Он сам, обладавший редким даром вчувствования в процесс мысли и способностью бесстрастно анализировать собственную, так определял свой способ мышления: «Мой метод работы заключается в том, что я стараюсь высказать то, чего я, в сущности, высказать еще не могу, ибо просто не понимаю этого».

http://spkurdyumov.ru/art/v-bezdne-istina-gnezditsya/
inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] wyradhe в Лихого Гайера отряды, или немецкая средневековая песня 1880-х годов
Лихого Гайера отряды, или немецкая средневековая песня 1880-х годов

Жил - и долго жил - в высшей степени почтенный баварский офицер и литератор Генрих фон Редер (1824-1909). Написал и издал огромное количество разных текстов, в том числе исторических романов и песен на разные темы. Особенно надо отметить "Песни солдат от двух немецких офицеров" в соавторстве с другим офицером Вольдемаром Нойманном (Soldatenlieder von zwei deutschen Offizieren, 1853) и "Песни солдат от трех немецких офицеров", где к этой паре добавился Георг Бетцель (Soldatenlieder von drei deutschen Offizieren, 1893).
Среди многих текстов, написанных фон Редером, были и песни от лица восставших в 16 веке в Германии крестьян (та самая крестьянская война в Германии). В эти песни он вставлял по паре строк из настоящих народных песен 15-16 веков, а остальное писал от себя.
Read more... )

Фон Редер совершенно не мог ожидать такой востребованности.
inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ng68 в Бедный ТЮТЧЕВ!..


Оригинал взят у [livejournal.com profile] d_st75 в "Не можешь предугадать - не пиши"
Прот. А. Ильяшенко посоветовал Федору Тютчеву "не писать".





Поэт когда-то сказал: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется». Мне кажется, если ты не можешь предугадать — тогда и не пиши. Напрягись и подумай, как отзовется твое слово, действие, образ.
Источник: здесь

inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nandzed в В одном мгновеньи

Когда болеешь, сильно меняется восприятие, тело и ум экономят в движениях, внимание становится "худым, но жилистым")). И вдруг увидел, что происходит с человеком в одно мгновение бытия, что он явно не может рассмотреть в обычном состоянии сознания. Удивительного - ничего)). Изумляет то, что всё это происходит именно в одно мгновение.

Увидел, как происходят "вспышки" жажды бытия, каким образом оно длится. Событийный ряд всецело фрактально подобен тому длительному, что мы в состоянии регистрировать в себе и с чем можем)) бороться, ну, и вообще что-то делать. В уме происходит вспышка, внутреннее она вполне даже видна сознанием зрения. Она гаснет, и на мгновение человеческое существо оказывается во "тьме", по контрасту. Столь же мгновенно он испытывает привязанность к активности - в образе вспышки, "обычное", "тьма" тогда же становится "плохим", "заурядным", "темницей". Человек перестаёт просто быть и начинает внутреннее движение к вспышке бытия, движение к удовлетворению. Но той вспышки больше нет. А всё происходит так быстро - инициация и реакция, а человек не видит это как процесс. Лишённый возможности видеть дискретно, он проживает каждое такое мгновение одно за другим как нечто слитное, как длящееся бытие, при этом (парадокс!) успевая каждое мгновение скучать, отвлекаться и искать развлечений! Но всё это - "реактивные кванты", а человеку важно то пространство, в котором всё это пульсирует так часто, что человек видит слитную картину. Миллионы воль клеточного сознания.

Именно поэтому все учителя мира просят людей учиться просто быть, в идеале - не поддаваться вспышкам, но максимум, что делают люди, это "борьба" с активностями в поле своего ума, разделение в самом себе, как следствие, ослабление. Тупик, и хорошо, если временный. Если же удаётся получить настоящий длительный опыт просто бытия наблюдателя, всё переживающего, но ничего не меняющего, наше "просто бытие" высветляется. Это физика ума, и происходит вследствие того, что есть непрерывный взгляд, есть наблюдение того, что раньше, тысячи прошлых существований происходило без внутреннего свидетеля. Это и есть настоящая алхимия ума - бросить свет на процесс, веками проходивший во тьме. Меняет этот процесс навсегда.
inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ng68 в 13 июня исполнилось 30 лет со дня смерти ВАДИМА ДЕЛОНЕ
Сайт Вадима:
http://vadim-delaunay.org/


Цюрих, 19 дек. 1976.
Вадим и Буковский, накануне обмененный на Корвалана (по пути на пресс-конференцию).
(Кстати, в который раз напоминаю: Вадим Делоне — автор знаменитой частушки «Обменяли хулигана...». Он передал ее в Москву по телефону, и через несколько дней она уже ходила как «народная». И по сей день так считают...)

здесь мое стихотворение на смерть Вадима  )
inthebalanceru: (Default)
http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/LITRA/SLU6_W.HTM

За три факта, за три анекдота
вынут пулеметчика из дота,
вытащат, рассудят и засудят.
Это было, это есть и будет.
За три анекдота, за три факта
с примененьем разума и такта,
с примененьем чувства и закона
уберут его из батальона.
За три анекдота, факта за три
никогда ему не видеть завтра.
Он теперь не сеет и не пашет,
анекдот четвертый не расскажет.
Я когда-то думал все уладить,
целый мир облагородить,
трибуналы навсегда отвадить
за три факта человека гробить.
Я теперь мечтаю, как о пире
духа, чтобы меньше убивали.
Чтобы не за три, а за четыре
анекдота со свету сживали.
inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] messie_anatol в Об "Анчаровских чтениях" и об Анчарове
http://www.7info.ru/index.php?part=news&root=show_news&id_news=128844

"Парадокс Михаила Анчарова – в том, что, будучи человеком многих талантов, а именно – художником, поэтом, прозаиком, сценаристом, автором и исполнителем песен, он сегодня известен, увы, меньше, чем заслуживает. И это «меньше, чем заслуживает» проявляется во всех ипостасях его творчества. Взять, скажем, киносценарии. Много ли рядовых зрителей – не кинокритиков и не историков кино – вспомнят сегодня первый советский телевизионный сериал (17 серий)? Большинство ответит уверенно, что это был сериал «про Штирлица». А вот дудки! Это был сериал «День за днём». Первый сериал, снятый Центральным телевидением СССР в 1971-1972 годах («Семнадцать мгновений весны» родились годом позже). Автором сценария «День за днём» и текстов песен для него был Михаил Анчаров. Между прочим, его перу принадлежит другая «всенародная» «застольная» песня: «Стою на полустаночке». Из этого сериала.
Read more... )
inthebalanceru: (Default)
о том, как удобно сочинять всё, что угодно, сздавая оппозиции. восток ли запад, юг ли север.
бинарность - механизм работы ньютонова мышления.
триада (диалектическая ли, гурджиева ли, или какая еще) позволяет мышлению выходить за собственные рамки, обнаруживая за ними наличие мира.
дальше - работ

------
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nandzed в О том, как Запад и Восток оказались на самом деле Севером и Югом)))

Вырвал безбожно из середины возражение Татьяне Толстой из весьма давешней, но не потерявшей тепла беседы))... Там, в конце, ссылка на весь текст.

Александр Тимофеевский:
Дивный ваш текст, очень красивый. По нему понятно, что такое «и струится поток доказательств несомненной моей правоты». Это - когда прервать невозможно (как посметь? куда влезть?), а согласиться - невозможно тем более. Вот вы говорите, «герой Запада - Рыцарь, Воин… честный купец, культура прямого высказывания, - да значит да, а нет значит нет». Бог с ним с «честным купцом», который совершеннейший оксюморон, ибо честный купец - плохой купец, и лживый быстроногий Гермес тому порукой. Прибавочная стоимость от честности не образуется. Но кость, брошенная вами плоскому Западу - подавись, не жалко - «культура прямого высказывания, - да значит да, а нет значит нет» отнимает у него, у Запада, всю поэзию, все вообще искусство, все туманы и обманы. Потому что какая же без них художественность? Нет у западного героя художественности: всласть помахав мечом, он читает мораль, прямое культурное высказывание, а потом, огородившись, запасясь крупой индивидуализма и протестантской этики, возделывает свой сад, беспросветно унылый, как брюссельская бюрократия. Понимаю. Мы так с вами любим нашу русскую культуру, мы так в ней погрязли, что, какой, прости Господи, Запад: ему неведомы многослойные оттенки смыслов, которые есть по-русски. И все же, Данте и Шекспир, Шодерло де Лакло и Гете тоже не зря корячились, не самые элементарные были парни. Это я к тому, что Запад
все-таки не сводится к Романо Проди. И потом он многоликий - Запад, конечно, не Проди.

«Западная телесность, - говорите вы, - противостоит восточной духовности, разламываясь именно по этой линии: там побеждают мечом, здесь - умыслом». Не уверен. Можно ведь наоборот: здесь побеждают мечом, а там - умыслом, тоже выйдет красиво, тоже будет похоже. Но в чем я точно уверен - нет восточной духовности, нет и западной телесности. Телесность против духовности это не ось Восток - Запад, это ось Юг - Север. Телесность - южной, сладострастной, итальянской природы, задумчивость - северной, рефлексивной, немецкой. И все это - Запад. Духовное vs. плотское - это христианская, то есть западная антиномия. Потому что христианство тоже Запад, причем не только в папском, но и в патриаршем, византийском обличии. Все это Европа - Константинополь так же, как и Рим. Европа ведь покоится на трех китах - не на политкорректности, мультикультурализме и домах высокой моды, как толкуют наши газетчики, а на греческой мысли, римском праве и еврейской вере. И на этом же покоятся все наши представления о добре и зле, об устройстве мироздания, сам способ мыслить, сопоставлять, опровергать и прозревать. Смотрите, ваши Рыцарь и Вор - типичная европейская пара, жулик ваш льстивый из плутовского романа, богатая за ним традиция, увенчанная Феликсом Крулем; ох не китайский, не афганский это был писатель, Манн - не Талибан.

И все западное, только западное, дорого нам, потребно, необходимо, потому что служит одной любви - к русской поэзии и литературе. Такая выходит у нас с вами суверенная демократия. В этом смысле - неважно, высоком или низком, - мы действительно ублюдки.


Read more... )
inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] messie_anatol в поэты Михаил Еремин и Савелий Гринберг
Оригинал взят у [livejournal.com profile] daud в поэты
...участь их подобна участи летучей рыбы (Проспер Мериме)
.

Михаил Ерёмин в 2011 году


Савелий Гринберг в 96 году
когда фотографировал Савелия, он что-то засмущался, и я сказал - строже смотрите в вечность!
он так и посмотрел.

(ё)моё
inthebalanceru: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] poetry_six в кроме неба и души
63173_348285258602706_531047918_n

Я тебя в трамвае еду,
ты рукою помаши.
Ничего на свете нету,
кроме неба и души.

Ходят люди без покою
полковою заводной,
помаши ему рукою
и другою заодной.

Эта устная водичка –
ни напиться ни напить,
девятиночка, синичка,
как, скажи, теперь не быть.

Как же мы с тобой не станем,
если нам не быть потом
за девятым запятаньем,
задевающимся, том.

Неужели так бывает,
так бывает, погоди,
вот оно пылит, пылает
впереди ли, позади.

В русской поэзии существует традиция стихов, построенных на центробежной силе размера. Наверняка лингвисты в этом давно разобрались и могут выразить это лучше меня, но если вкратце – речь идет о таком своеобразном рок-н-ролле вприсядку, где танцуя, можно легко вылететь за ограждение сцены. Скорее всего это связано с музыкальностью русского стиха и обилием двух- и трехсложных слов с шипящими, квакающими и чирикающими суффиксами. С одной стороны, это можно видеть у Хлебникова и раннего Пастернака, с другой – у метареалистов. У Олега Вулфа, чьи слегка пьяные хореи приведены выше, получилось еще и дать прекрасное определение данной традиции – «устная водичка»…

Profile

inthebalanceru: (Default)
inthebalanceru

November 2014

S M T W T F S
      1
2345678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 12:51 am
Powered by Dreamwidth Studios